четверг, 10 ноября 2011 г.

Париж - Вашингтон. Перелёт



Париж – Вашингтон. Перелёт


Боинг 777. Салон набит какими-то интернациональными пенсионерами.

Пока готовились к взлету, в салоне началась перекличка плачущих детей.
Кстати, правду во время всех этих многочасовых путешествий можно услышать только от них. Взрослые на такую искренность уже не способны, хотя в душе – тот же плач. Восемь часов над океаном – это тебе не хухры-мухры и не фигли-мигли!

Летим долго и нудно. Народ чего уже только не придумывает, чтобы хоть как-то себя развлечь. Ходят, читают, видео смотрят, музыку слушают, спят. Для лучшего сна каждому подушечкеу выдали, покрывальце, беруши и наглазники. Один мужик рядом всем этим сразу же воспользовался. Теперь какого-то мультяшного персонажа напоминает – сидит завернутый в покрывало, подушечка под головой, а на лице – наглазники.

Экипаж подробно рассказывает и показывает где мы и что мы. Стюардессы усердно заботятся о пассажирах, только и слышно: «Чего изволите?». Кино прямо!

На этот раз, когда стюардессы стали предлагать шампанское, не стал повторять ошибок прошлого, и сразу взял бокал. И тут у меня в наушниках Элла Фицджеральд начала петь «Moonlight in Vermont», а шампанское стало медленно делать свое газированное дело, где-то там, в самом нутре организма, - там, где расположено настроение.
- Элла! Шампанское! И я лечу в Вашингтон! Офигеть!

Кормят хорошо. Выбрал из предложенного меню баранину с рисом, к ней подали еще какой-то яблочный джем, сок и пару кусочков печения. Еда вся с незнакомыми добавками – съедобно, но на вкус несколько непривычно. Вместо хлеба на обед подали душистые галетки. Пожевал. Теперь и внутри пахну иностранными специями. Вообще-то, как распробуешь, так сразу хочется все это меню в какую-нибудь «Книгу о вкусной и здоровой французской пище быстрого приготовления» записать!

Ну вот, пообедали, и народ потянулся к туалетам и развлечениям.

Древняя бабушка справа от меня выбрала для просмотра какой-то матерый боевик, а ее дедуган остановил свой выбор на чем-то про фашистов. Мужик прямо в проходе возле туалета стал что-то наподобие зарядки изображать.

Я же, по дороге в Вашингтон, обрыдался на «Амадее». Знаете, когда я плачу во время просмотра формановского «Амадея»? В тот момент, когда на пародийном представлении «Волшебной флейты» в народном театре, толпа вдруг начинает подпевать. Я, наверное, очень забавно со стороны смотрелся – большой, лысый в очках и слезах! Но надо же было куда-то эмоции девать? Так что очень удачно всплакнулось – сразу полегчало!

Врать не буду – название вулкана не запомнил, но несколько ласковых слов ему мысленно передал. Особенно, когда выяснилось, что после задержки в парижском аэропорту, и странного маршрута перелета куда-то вниз по карте с поворотом над Португалией, мы приземлились в Вашингтоне почти с трехчасовым опозданием.

Таможню мы проскочили на удивление быстро – сотрудники, видать, тоже понимали, что мы и так везде опаздываем. Так что быстренько расспросили о цели приезда, отсканировали пальчики, сравнили фото с базой и отпустили.

Отдельное удовольствие – высматривать свой багажа на транспортере, когда нет-нет, да закрадывается мысль: «А, вдруг, не прилетел, чемоданчик-то, что тогда?». В этот раз все обошлось благополучно, и, после пятнадцатиминутного выуживания чемодана, пошел я по длинному коридору для прибывающих – прямо на встречу неизвестности.