четверг, 27 декабря 2012 г.

Нью-Йорк. Эмпайер-стейт-билдинг




Пока ехал автобусом, откуда-то сил прибавилось, так что решил я еще и до Эмпайер-стейт-билдинга добраться, благо, идти не далеко. Дошел, внутрь зашел, потолкался в длиннющей очереди желающих «воспарить», увидел, что опять будут шмонать, как зека, прикинул, что займет все это удовольствие, как минимум часа три-четыре, и не стал подыматься. Уже у самой «рамки» спросил полисмена, как выйти наружу и, сопровождаемый удивленными взглядами окружающих, гордо проследовал в обратном порядке – к выходу. 

Зато прошелся по вечернему Бродвею и еще раз на ночную экскурсию съездил – Манхеттеном полюбовался. 






Вечером в гостинице, разглядывая из окна нашего номера обгаженные голубиным пометом громадные вентиляторы гостиничного кондиционера, подумалось: 
- Ну вот, теперь с полным правом можно будет завести себе привычку во время шумных вечеринок уединяться на несколько минут на балконе и, смахивая подступившую слезу в бокал мартини, тихонько шептать про себя: «Как я скучаю по Нью-Йорку!». И возвращаться к гостям, как ни в чем не бывало. 




Утром третьего дня, мы недурно позавтракали возле «Гранд Сентрал Терминал» в стеклянной забегаловке, гордо именовавшейся «Центральное кафе», полюбовались спящим на лавочке нью-йоркским нищим, в последний раз, пока выезжали за пределы города, позадирали головы на небоскребы, и благополучно отправились восвояси. 









среда, 28 ноября 2012 г.

Нью-Йорк. Таймс-сквер



Таймс-сквер и площадью-то назвать трудно, это, скорее, громадный вытянутый перекресток, образованный схождением ущелий нескольких улиц, на котором снует и толпится такое количество народа, что это, единственное место, где невозможно пройти не толкаясь. Машины и люди здесь представляют собой единое целое, некий городской уличный субстрат, при этом они сосуществуют на равных, и машины больше напоминают пешеходов. В результате, возникает ощущение, что люди живут под колесами автомобилей. И никто никого чудом не давит. 



Весь Нью-Йорк и так стоит в очередях, а тут многолюдие такое, что толкотня возникает по любому поводу. Кофе захотел – в очередь, пивка выпить в баре – жди, когда столик освободится, на экскурсию – будь добр, минут сорок постоять – хвост желающих растянулся метров на сто, благо, возле Таймс-сквер, у всех экскурсионных автобусов начало маршрута. 




В музыкальном магазине, виниловые пластинки доходят в цене до 50 баксов, притом, что сидюки стоят около 20-30-ти. Куча нот с расшифровками джаза и классика. И народ толпится – просто филиал фирмы «Мелодия» - дежавю какое-то. 




На самой площади – любимое место заработка местных «оригиналов». 




Престарелая блондинка с гитарой, в звездно-полосатом купальнике, ковбойской шляпе и сапогах, фотографируется с приезжими и уныло тыкает «факи» в объективы туристических камер. 
Рядом с ней прикрывшийся большим полотенцем молодой негр предлагает заезжим красавицам распахнуть покрывальце и за небольшую плату продемонстрировать свои причиндалы. 



Чуть поодаль – выстроились в ряд какие-то афроамериканские «воины света» в длинных черных балахонах, армейских ботинках и отделанных серебряным позументом повязках на головах. 




Вездесущие туристы в качестве достопримечательности используют даже конных полицейских, благо, те не очень сопротивляются. 




Когда все вокруг вот так вот выпендриваются, самое тяжелое – быть не похожим на всех, не озабочиваться, какими-то нереальными для других проблемами – не быть оригинальным. В Нью-Йорке - это основное правило выживания, по крайней мере, для уличных музыкантов, шутов и всех зарабатывающих собой. Такая животная непосредственность во всем! Постоянные выступления на каждом углу. Понимаешь, откуда такая музыка - яркая, блестящая, громкая и на последнем издыхании – у них тут многое происходит «как в последний раз». У черных – сплошная экзальтация во всем – громче всех поют, громче всех разговаривают, громче всех торгуют, громче всех плачут – сказывается, видать, долгое историческое молчание. 

Воскресным вечером военно-морской оркестр «The Marines» играет на Таймс-Сквер бравурные марши и отменный джаз.



Но самое удивительное на Тайм-сквер – голуби! Настолько лишние в этом железобетонном антураже, что их появление вызывает неподдельное удивление - откуда? зачем? как выживают? Тут, и так, людям тесно, машинам тесно, небоскребам тесно, рекламным плакатам, лайт-боксам, билл-бордам и всевозможной блестящей мишуре тесно, а тут еще и голуби! Ступить-то некуда, плюнут не на кого, чихнуть, так, чтобы это ни на кого не попало, невозможно! А ту еще и голуби стаей пикируют откуда-то из-под рекламы бродвейских мюзиклов, приземляются прямо на мостовую, под колеса и ноги, успевают чего-то клюнуть, и тут же снова испуганно взмывают под огромный плакат с изображением Ахмединеджада, закладывая при этом такие виражи, что любые ассы позавидуют! Учитывая серый цвет голубей и постоянный пар и дым вокруг, создается впечатление, что они прилетели откуда-то с передовой – стая небольшая, вид потрепанный и наглый. 



среда, 17 октября 2012 г.

Музей «Метрополитен». Пикассо




На второй день мои спутники дружно отправились на экскурсию к Мисс Либерти, и на Эмпайер-стейт-билдинг. Я же отоспался, и потопал осуществлять давнюю нереальную мечту - попасть в музей Метрополитен. 

Шагал я по пустынному, залитому утренним солнцем Манхеттену и не то, чтобы не узнавал город, но как-то по-другому, что ли, на него глядеть стал - до того уютные и домашние кварталы попадаются, даже с небоскребами, что понимать начинаешь, почему это вдруг, можно так любить Нью-Йорк. 




Минут через тридцать вышел к Центральному парку, прямо возле музея. 

Метрополитен – величественный, гигантский, но понятный. Платишь за вход – 20 баксов, цепляешь на одежду значок, что ты уже обилечен, и - вперед! 

При входе можно толковый поэтажный план взять или заказать экскурсовода практически на любом языке, вплоть до русского. Я, кстати, к паре таких приватных экскурсий по ходу дела ненадолго пристраивался, для лучшей ориентации в пространстве. А вообще, и плана вполне достаточно – основной ограничитель – время и собственные силы. Что для нашего брата особенно удивительно – можно спокойно фотографировать, правда, без вспышки, но бесплатно! 













Описывать впечатления бесполезно – глохнешь от восторга и восхищения. Кикладский мрамор, дипилонские амфоры, скульптура и оружие греческой архаики, этрусские саркофаги, золото ацтеков, майя, инков, африканские маски, фаюмский портрет, ренессансные доспехи, а дальше – живопись - вся, от Рафаэля до Поллока – Рембрандт, Веласкес, Эль-Греко, Гойя, Сурбаран, Ван-Гог, Дали, Клее, Пикассо, Модильяни! Все – первосортное, первостепенное, в обязательном порядке глядящее на тебя из любой приличной книжки по истории искусства. 










К концу дня наступает своего рода эмоциональное отупение и нечувствительность к прекрасному. Успеваешь только автоматически отмечать про себя – это – увидел, и вот это – тоже. 







Особо повезло с Пикассо – попал на выставку «Пикассо в музее искусств Метрополитен». В экспозиции, среди прочего, в отдельном зале, выставлены графические серии «347 общежитие» и "Рафаэль и Фарнарина". Вся соль в том, что обе эти серии носят скромное название «эротические», хотя, если бы кто другой с таким откровением и мастерством позволил себе изобразить все физиологические подробности межполового взаимодействия - вывод пуританской общественности наверняка был бы один – порнография – «держать и не пущать»! А так - публика стыдливо взирает на то, как этот самый Рафаэль в разных вариациях имеет эту самую Фарнарину, причем имеет во всех подробностях, а сказать ничего не могут, ходят, смущенно рассматривают, хихикают, краснеют, но… молчат. А что скажешь – Пикассо!!! 

В общем, только гению Пикассо было позволено ввести в художественный обиход женскую половую щель как полноценную анатомическую метафору сексуальности. 

К тому же, в соседнем зале – сплошь рекламная продукция с подписью Пикассо, какие-то альбомчики, чашечки, кружечки, ручки, плакаты и репродукции. Все, как водится, топорно, халтурно, безвкусно. Зато – «бренд»! А для американцев бренд – надежнее любой индульгенции! 

Проходил я по музею с половины десятого и до пяти вечера, с одним перекусом, выбрался на свет божий вконец обессиленный, дождался своего автобуса и поехал на Таймс–сквер.




суббота, 8 сентября 2012 г.

Нью-Йорк. Автобусная экскурсия




Экскурсионные автобусы синие или красные, с открытой площадкой на втором этаже, при этом окна пассажирского салона на первом наглухо заклеены рекламой, то есть, проехаться ты, конечно же, можешь, но вот увидеть что-нибудь – вряд ли. Поэтому, в случае дождя, экскурсантам с верхней палубы предлагают легкие накидки с капюшонами. Экскурсовод артистичный, вдохновенный, за ним видеокамера следит; трещит без умолку, и просто порхает по салону. 




Автобус высоченный, светофоры проходят в метре над головами сидящих, а от веток иногда просто приходится уклоняться. Экскурсоводу тяжелее всех – он стоит спиной по ходу автобуса, и периодически озирается на приближающуюся опасность. Подозреваю, что их там как-то по росту отбирают - чтобы башку не снесло. Иначе, как сказал наш гид: «Не дай вам бог стать в Нью-Йорке клиентом скорой помощи». То есть, ездят они, скорые, как раз регулярно, но пропускают их по узким улицам, еще хуже, чем у нас. Так что орут они нехорошими голосами и мигают всевозможными цветами - у американцев любая спецмашина напоминает новогоднюю елку - куда там нашим, с одиноким мигалкам браться! 
Несется все такое сияющее, пестрое, орущее, и за всей этой красотой, как-то не верится, что с таки бравурным видом можно кого-то спасать. Впрочем, услугами не пользовался, так что напраслину возводить не буду – в кино точно спасают.




Город посмотрели без подробностей, но основательно – везде заглянули. 
Здорово, конечно, но дух не захватывает. Основное впечатление - избытком денежных средств можно погубить даже такое основательное искусство, как архитектура. Богатый люд, оказывается, во всем мире в равной степени страдает помпезной безвкусицей. Здесь это особенно хорошо заметно – воплощенные в стекле и бетоне человеческие амбиции «давят на психику», а сами здания, изначально не претендующие на статус «архитектурного стиля», создают его, так сказать, «явочным порядком». 




Преобладающие цвета – различные оттенки белого и серого, черный, красно-коричневый и «стеклянный», то есть, цвета отраженного неба. Все это густо взрезано светотенью. В ярких лучах полуденного солнца некоторые небоскребы превращаются в черные плоские силуэты с призрачными блестящими гранями. 




Через пару часов окончательно устаешь поминутно задирать голову и начинаешь больше обращать внимание вниз, на перекрестки. Пейзаж по мере удаления от центра в сторону Гарлема или Чайна-тауна, становится все более прозаичным. Та же 5-я авеню, которая возле Центрального парка сияет парадными входами дорогущих гостиниц и всемирно известных музейных собраний, уже через пару километров, в Гарлеме, пестрит грязноватыми вывесками круглосуточных продуктовых лавок и цветными мусорными баками неприбранных перекрестков. 




Нужно сказать, что в Нью-Йорке присутствует какая-то «честность контраста» - лоск и позолоченное богатство повсеместно чередуются с простенькими грязноватыми участками, а всевозможные всемирно известные «бренды», могут быть только случайно опознаны, либо специально найдены любознательными туристами, поскольку «в норме» теряются во всеобщей толкотне сияющих вывесок, рекламных щитов и плакатов. При такой плотности, яркости и разнообразии, все как бы притухает, так что, на эти самые вывески и рекламы ты, как правило, просто натыкаешься. При этом не знаю почему, но почти все крупные надписи кажутся, если и не хорошо знакомыми, то бывшими некогда на слуху. В этом смысле заметным постоянством выделяется вездесущий «STARBUCK`S COFFEE». 




Абсолютный восторг – вечером на смотровой площадке возле Бруклинского моста. Наступающая ночь превращает череду небоскребов на Манхеттене в подобие поздравительной открытки, загадочно переливающейся бесчисленными огнями. Тут только и охватывает ощущение нереальности происходящего. Как сказал один товарищ, разглядывая, позднее, мое изображение на фоне ночного Манхеттена – «Фо-то-шоп!».



четверг, 30 августа 2012 г.

Нью-Йорк, «Сити Сайт Эн-Вай»



Зато с экскурсионным обслуживанием повезло! Прямо в холле отеля подошли мы к мужичку, который экскурсионными турами торгует. Мужик расцвел и начал быстро и подробно что-то объяснять, тыкая в нас красивым буклетом и упирая на то, что мы можем «денег сэкономить». Поскольку тараторил он безбожно, то даже наши хорошо соображающие в английском арабские барышни не все поняли. В результате, мы извинились и отошли посовещаться. Мужик сразу сник, и когда мы минут через десять снова подошли к стойке с просьбой о повторном объяснении условий «экономии» он, несколько свысока, зато очень медленно, разъяснил нам, что идеальным на сегодня является автобусный тур по городу, в который «все включено». Причем это самое «все включено» вмещало в себя автобусные поездки по Нижнему и Верхнему городу, Гарлему, Бруклину, тур по ночному городу, посещение музея города Нью-Йорка и прогулку на катере к Статуе Свободы! И все это – за 54 доллара! Если верить буклету, каждый из туров, по-отдельности, тянет от 26 до 44 баксов. А тут, еще и билеты действительны в течение 48-ми часов, то есть ты в любое время, и в любом месте можешь выйти из автобуса, осмотреть приглянувшиеся достопримечательности, потом сесть на очередной автобус этой фирмы и поехать дальше! Благо курсируют они с интервалом в пятнадцать-двадцать минут. Красота! Мы сразу же купили «все включено» и пошли разыскивать место остановки на углу Лексингтон и 49-ой улицы. 




Отыскали мы «билетного агента» в желтой униформе, показали оплаченный счет, и с удивлением начали наблюдать за тем, как агент стал вытаскивать из ручного аппарата длиннющую ленту обыкновенных кассовых чеков, которые после великолепной цветной полиграфии рекламных буклетов выглядели настораживающее просто. Вообще, вся процедура больше смахивала на то, что нас собираются облапошить, прямо в нашем присутствии – даже арабы насторожились. Но, обошлось – билеты мы разделили на равные части и благополучно с ними два дня проездили, как и было в рекламке обещано. 

среда, 1 августа 2012 г.

Манхеттен. Лексингтон авеню



Поселились мы на Манхеттене, в отеле «Редиссон» на пересечении Лексингтон авеню и 48-й улицы. 




Отель впечатлил медным блеском отделки и отсутствием обязательной регистрации всех проживающих. 






Сняли мы два двухместных номера – один - на троих мужиков, второй – на четверых барышень; машину поставили, вещички бросили, и сразу, чтобы драгоценное время не терять, ринулись «в улицы». 




Первый шок - от напора бесчисленных ароматов здешнего существования. Пахнет всем сразу: выхлопами миллионов машин, зоопарком, бесчисленными мультинациональными уличными фастфудами, лошадиным навозом, вырывающимся отовсюду паром, океанским прибоем, большими деньгами и неудавшимися человеческими судьбами. 




Сам город накатывает, как гигантская мутная волна шума, запаха, света, цвета и движения. Движется все вперемешку – автобусы, машины, велосипедные повозки, конные экипажи, роллеры, скейтбордисты, велосипедисты и толкающие перед собой какую-нибудь повозку люди. Таксисты сигналят, не преставая, и могут постучать зазевавшемуся водиле рукой по капоту, прямо не выходя из салона. Разноцветное столпотворение народа такое, что сразу понимаешь, откуда берутся образы в фильмах про несчастливое будущее человечества. 



Ленсингтон авеню в субботу превращается в палаточные торговые ряды. Торгуют главным образом бижутерией, сумками, футболками, шарфами, шляпами и прочей всячиной. Вещевые палатки густо перемежаются всевозможными сувенирными лавками. Сувениры, сплошь – китайского производства, мало того, еще и из рук вон плохо сделанные, но дорогие! Какая-нибудь десятисантиметровая топорная пластмассовая фигурка Либерти тянет на пятнадцать долларов! Все, что поприличнее, - не ниже пятидесяти. 




Сожрать дохлый гамбургер стоит не меньше 10 баксов, а двухсотграммовая бутылочка простой воды - от бакса до полутора. В итоге, только по Нью-Йорку можно бегать целый день с двумя утренними гренками в желудке и абсолютно не чувствовать голода. Главное – вовремя напоминать себе, что гренки стоили 13 долларов. И голод – как рукой! 
Так что Нью-Йорк действительно сказочный город - сказочно дорогой город!