четверг, 28 февраля 2013 г.

Вашингтон.





Вашингтон. Первое впечатление - серые будни классической архитектуры. Эдакий классицизм без мрамора. Вернее мрамора-то полно, но выглядит он, как вполне демократичный бетон. Демократия выражается еще и в том, что столица представляет собой странную смесь запущенного парка, футбольного поля и музея архитектуры. Столичный статус обозначен громадой пыльных пространств и километровыми расстояниями между зданиями, претендующими на звание «опорных точек» композиции. 




Саму композицию можно оценить только с воздуха, что с успехом и делают создатели многочисленных парадных альбомов, а с земли все разрывается бесконечными, заполненными дохлой травкой неухоженных газонов и водной гладью многочисленных «отражающих водоемов», расстояниями. То есть, в зданиях столица есть, а между зданиями ее нет. 




Пространство между Капитолием и Монументом Вашингтона называется Национальный Мол. У них тут «молами» традиционно кличут места, где расположено скопление вещевых супермаркетов, а тут - здоровенное такое, вытянутое на пару-тройку километров узкое «футбольное поле», по краям которого стоят тяжеленные, помпезные серые здания с обязательными колоннами – музеи. Пока подъезжали, я все не мог никак представить, какие такие супермаркеты могут быть возле мемориалов? Впрочем, от американцев в смысле торговли всего можно ожидать - в этот день по всему «стадиону» активно монтировали какие-то громадные белые палатки, так что, вполне возможно, что супермаркет таки состоялся, но на следующий день. 




Итак, у одних ворот - Капитолий (величественное здание, но самое сильное - две группы бешено скачущих навстречу друг другу всадников по обеим сторонам памятника Гранту). 





У других - Монумент Вашингтона (увеличенный в несколько раз наш традиционный штык, времен советского разврата монументальной архитектуры, ну, или, для особо «гурманных», - древнеегипетская предхрамовая стела). 




Вашингтонские архитекторы так старались создать нечто грандиозное, масштабное и вечное, что, в итоге, большинство мемориальных зданий напоминают здоровенные учебные модели классических архитектурных ордеров, между которыми, странным образом, куда-то затерялось, захватывающее дух, ощущение столицы.