среда, 23 октября 2013 г.

Вашингтон. Национальный музей американских индейцев. Музей "Воздуха и космоса"





Из всех музеев, самое жалкое зрелище представляет собой Национальный музей Американских индейцев, у которого даже на обложке буклета - китайские кеды с изображением индейских парочек в национальных костюмах. Экспозиция больше всего напоминает советские агитки времен интернационализма на темы: «как хорошо, что белые люди научили нас, краснокожих дикарей, уму-разуму», и «как нам теперь хорошо живется в современной Америке». 




Огромная часть экспозиции – рассказы о современном быте и достижениях представителей коренных народностей Севера, ну, и остальных частей США. И заголовки разделов, типа «Наша жизнь», или «Мы не можем без рыбалки – это наша жизнь». Этаже на третьем в экспозицию затащили допотопный снегоход «бомбардир», обвешанный какими-то индейскими «фенечками». Но, главным образом, насколько я понимаю, помещения используются как общегосударственный «дом культуры» индейского народа – полно выставок каких-то шароварных поделок, а судя по тому, что в «Атриум Потомак» затесалась в ожидании очередного концерта, современная ударная установка, еще и шароварные коллективы фольклорные выступают. В общем, «чукча в чуме ждет рассвета».
Кстати сами индейцы, кроме сотрудников, представлены еще замечательными в своей политкоректной пафосности скульптурными композициями, к примеру - «Вместе в Войне, Партнерстве и Мире» - впереди индейская женщина с кошелкой, а за ее спиной индеец и Белый поселенец в костюме 18-го века; все трое вдохновенно смотрят в светлое американское будущее, а во взглядах, то ли комсомольский задор, то ли партийная мудрость – долго не рассматривал, а впопыхах не разобрать.
Интересно, вот только, чем все это дело в итоге закончится? Я думаю, что общее богатство и благополучие столько всяческих процессов удерживают и консервируют, что не дай бог американцам эти свои основные достижения потерять. Резня будет страшная.




Кстати, само здание музея в плане архитектурном весьма удачное и прилежащая территория оформлена с большим вкусом – даже небольшой водопадик есть.




Последним посещенным оказался музей авиации и космонавтики - «воздуха и космоса» - как он тут называется. Тут, в отличие от музея натуральной истории, все взрослые мгновенно в детей превращаются. По крайней мере, со мной, как с сыном и внуком летчиков, это произошло мгновенно. Ощущение такое, что попадаешь в детско-юношеский технический рай. Чего тут только нет! Самолеты разных времен и марок, от братьев Райт, до кабины Боинга 747, космические аппараты спускательные, ракеты! Все это – в натуральном виде, ну, или в очень хороших реконструкциях и моделях представлено.















У главного входа красуются сладкая парочка – наша СС-20 и американский «Першинг». И табличка назидательная, мол, именно эти ракеты угрожали миру ядерной катастрофой.




Легкий шок испытываешь, когда попадаешь в залы, рассказывающие историю Второй мировой. Тут рядышком соседствуют американский «Спидфайер», немецкий «Мессершмидт -190» и японский «Зеро». Американцы еще умудрились и всех ассов на одном стенде «примирить». Вот и висят рядышком польские, итальянские, японские, русские, французские, американские и немецкие ассы – вполне в духе толерантности и политкорректности. Кстати, если не считать стратегических ракет, советское авиастроение в экспозиции отсутствует полностью, разве что сомнительной подлинности довоенный летный костюм висит с каким-то меховым намордником, да в зале космонавтики изображено соревнования СССР и Штатов по части освоения космоса. Ну, хоть об этом не молчат, и то ладно.





Кстати я в последнем музее нескольких наших экскурсантов-миротворцев встретил, так что на поиски места стоянки автобуса шли целой компанией.
Обедать поехали куда-то на окраину. Впрочем, в Вашингтоне окраина неожиданно быстро начинается. Стоит только немного отъехать от Национального Молла, сразу простенькая архитектура начинается, заборы какие-то, фасады замурзанные, в общем, – окраина. 




Пообедали нас в кафе «Басбойз энд поуэтс» (что-то типа «Официанты и поэты» переводится), стены которого украшены фотопортретами всевозможных чернокожих поэтических и музыкальных знаменитостей, из которых я только Армстронга с трубой сумел опознать. А пока мы обедали, на небольшой экран в углу зала проецировался рекламный ролик творческого вечера какой-то негритянской поэтессы. 




Возле кафешки, какая-то покрашенная желтым витая металлическая хрень расположена, с претензией на актуальное искусство, под которой мы дружно и сфотографировались на прощание, перед тем, как в автобус усесться и отправиться «на хаус».





Ну вот, как говорил Форрест Гамп, - "это все, что я хотел сказать".